Закрепощение

Андрей Степаненко

Мы уже видели, что античные рабы, строго говоря, – не рабы, поскольку не теряют правоспособности и живут по тем же юридическим нормам, что и вольные. Теперь рассмотрим крепостных.

1762 г., 1794 г. КРЕПОСТНЫХ НЕ ПРОДАЮТ
Френд alexandr_tx3  выдвинул гипотезу, что продажа крестьян могла быть продажей трудовой повинности, то есть, продажей труда, а не людей.

Скан купчей на крепостных в периоде 1832-1861 гг. я нашел только один – за 1844 год, нечитаемый и без расшифровки. Зато в Сети есть справки о взыскании недоимок с крепостных за 1855-1858 годы. И, вот беда, недоимки означают, что крепостной может быть должен, а долг означает правосубъектность: вещь не может быть должна.

Вот купчая 1762 года (http://tarhany.ru/). Продают не людей, а недвижимое имение, в котором живут люди. Риэлторы называют сходного рода продажи «с обременением».

1762 года марта в 26 день капитана князь Якова князь Петрова сына Долгорукова жена его вдова княгиня Анна Михайлова дочь, в роде своем не последняя, продала она комнатного стольника Ивана Ивановича Нарышкина жене его вдове Настасье Александровне крепостное свое недвижимое имение в Пензенском уезде в Завальном стану село Никольское Яковлевское тож, да в Верхоломовском уезде в селе Веденском Ворона тож, а в тех селах людей и крестьян мужеска полу по второй ревизии триста двадцать пять душ, да четвертные пашни к тем селам: по купчим действительного тайного советника и сенатора графа Андрея Артемоновича Матвеева от жены его вдовы графини Настасьи Ермиловны Матвеевой в Саранском уезде по реке Кевде и по другим урочищам двести пятьдесят четвертей, от стольника князь Стефана княж Иванова сына Путятина в Саранском уезде, что ныне в Пензенском уезде на вершинах реки Леплейки и на реке Кевде и иных реках и урочищах триста четвертей, в Верхоломовском уезде лейб-гвардии Измайловского полку отставного капрала Леонтья Дмитриева сына Верхоглядова в степи за Виловыми крспостьми и по реке Вороне с прочими урочищи в селе Веденском Ворона тож двадцать пять четвертей, да в том же уезде от капитана Ивана Алексеева сына Беркина от жены ево вдовы Афросиньи Ивановой дочери Беркиной в селе Веденском Ворона тож земли двадцать две четверти в поле а в дву потому же. <...> А взяла она княгиня Анна с нее Настасьи за все вышеписанное свое недвижимое имение, кроме выговоренных людей, с людьми и со крестьяны, и со всеми к тому принадлежностями денег восемь тысяч рублев. <…> Та купчая писана в Московской крепостной конторе за ее продавщипою и за свидетелевыми руками.
ЦГАДА, ф. 1326, оп. 2, д. 1864, л. 142 — 143 об. Публикация [42, 163 — 164].

Та же ситуация в купчей за 1794 год (http://tarhany.ru/). Прямого указания на крестьян как на подлежащий продаже товар нет; есть продажа недвижимого имения. Крепостные, кроме выводимых, остаются в имении, но нигде не сказано, что они продаются или хоть каким-то образом передаются покупателю.

Лета тысяча семьсот девяносто четвертого ноября в трети на десять день двора ее императорского величества действительный камергер экспедиции о ревизии в государстве щетов советник лейб гвардейского полку ротмистр и ордена святого равноапостольского князя Владимира второй степени большого креста кавалер Иван Александров сын Нарышкин в роде своем не последний продал я лейб гвардии Преображенского полку прапорщика Михайлы Васильева сына Арсеньева жене Елисавете Алексеевой дочери недвижимое свое имение доставшееся мне по наследству после покойной бабки моей комнатного стольника Ивана Ивановича Нарышкина супруги его Настасьи Александровны и по купчей от брата моего родного лейб гвардии сержанта, что ныне подпорутчика Петра Александрова сына Нарышкина состоящее Пензенского наместничества Чембарской округи село Никольское Яковлевское тож в коем писаных по последней четвертой ревизии мужеска полу дворовых людей и крестьян четыреста тридцать душ з женами их и детьми з братьями с племянники со внучаты и с приимаши с новорожденными и с беглыми после той четвертой ревизии обоих полов детьми и со всеми их семействы и со всяким их крестьянским хоромным и гуменным строением со скотом и со птицы с пашенною землею с хлебом стоячим, молоченным и в земле посеянным с лесы с лесными покосы рыбными ловли и со всеми принадлежащими угодьи не оставливаю за собою в показанном селе ничего на все без остатку кроме исключаемых мною дворовых людей, коих я оставляю за собою, а именно Анику Петрова сына Воробьева з женою Агафьею Никитиною, Петра Иванова сына Попова, Никифора Петрова сына Воробьева, Ивана Павлова сына Корсакова з женою Катериною Ивановою з детьми Иваном Никифором и з дочерью Настасьею Прокофия Семенова сына Качитгулова з женою Авдотьею Михайловою и с патчерицею девкою Аксиньею Дмитриевою Петра Афанасьева сына Курова з женою Настасьею Ивановою з детьми Иваном и Матреною Гаврила Ефимова сына Галанина з женою Наталиею Петровою з детьми Кузьмою и Настасьею Фрола Васильева сына Галанина з женою Акулиною Ивановою з детьми Иваном и Матреною вдову Авдогыо Иванову дочь Федосью Алексееву дочь Устинью Логинову дочь Безменову з дочерью Прасковьею девку Татьяну Федотову дочь которых всех дворовых людей для платежа казне всех податей причислить мне Нарышкину к другим моим деревням да взятых ис крестьянских дворов Никиту Тимофеева сына Воробьева Захара Андреева сына Азова холостых а сверх того и на ниже писанных при сказе в прошлом 1791-м году означенного недвижимого имения землею во отказные книги в том же селе Никольском с положенных в подушный оклад в других моих деревнях дворовых же людей Сергея Астафьева сына Некрасова з женою Марфою Григорьевою дочерью и з дочерми девками Авдотьей и Марией Филиппа Трифонова сына холостого Степана Григорьева сына Колчина з женою ево Настасьею Ивановой и дочерью Натальею Максима Осипова сына Кисловского Дмитрия Осипова сына Жукова холостого Родиона Карпова вдового з дочерьми девками Прасковьей и Аграфеной вдову Прасковью Иванову дочь Злынину и з дочерью девкой Марьею Александровой Марфу Степанову девок Варвару и Арину Ларионовых дочерей а взял я Иван с нее Елисаветы за то свое недвижимое имение денег пятьдесят восемь тысяч рублей а на перед той купчей то мое недвижимое имение иному никому кроме ее Елисаветы не продано не заложено и ни у кого на владении в крепостях не укреплено и ни за что не описано а буде кто в то мое имение по иску к ней станет вступаться то мне Ивану и наследникам моим ея Елисавету и наследников ея от тех вступщиков очищать и убытка в то никакова ей не доставлять а по написании всей договорной цены без утайки 752 году указ при сем объявлен и подлинной купчей ея императорского величества действительный камергер экспедиции о ревизии в государстве щетов советник лейб гвардии конного полку ротмистр и ордена святого равноапостольского князя Владимира большого креста второй степени кавалер Иван Александров сын Нарышкин в том что я вышеписанное недвижимое свое имение со всем означенным кроме выговоренных из сей продажи дворовых людей крестьян написанных в сей купчей и о числе их продал и денег пятьдесят восемь тысяч рублей взял и руку приложил, у подлинной купчей свидетели были и руку приложили действительный статский советник и кавалер Николай Михайлов сын Сушков статский советник и кавалер Иван Карпов сын Борщев артиллерии подполковник Василий Иванов сын Сверчков коллежский советник и кавалер Василий Васильев сын Хотинцев коллежский советник Василий Петров сын Косушкин коллежский советник и кавалер Кирила Дмитриев сын Тозлуков статский советник и кавалер Дмитрий Иванов сын Алымов статский советник и кавалер Петр Сергеев сын Реганцов коллежский советник и кавалер Фома Максимов сын Еновкин надворный советник и кавалер Григорий Григорьев сын Пшеничный надворный советник и кавалер Семен Тихонов сын Овчинников надворный советник Иван Иванов сын [неразб.] надворный советник Христиан Христианов сын Паули коллежский советник барон Никита Карлов сын Гурьев надворный советник и кавалер Поликарп Тимофеев сын Поярков титулярный советник Николай Андреев сын Краснов коллежский секретарь Василий Михайлов сын Аврамов коллежский советник секретарь Илья Дмитриев сын Тверской титулярный советник Гаврила [неразб.] сын Комаров титулярный советник Андрей Егоров сын Дюнин коллежский секретарь Михайла Николаев сын Лосев надворный советник Сергей Иванов сын Подобедов правительствующего сената регистратор Михайла Тихонов сын Овчинников надворный советник Никита Иванов сын Аникин лейб гвардии Семеновского полку капитан Александр Александров сын Нарышкин губернский секретарь Григорий Иванов сын Чепелев титулярный советник Алексей Григорьев сын Латышев подпорутчик Никита Алексеев сын Стуленков подпорутчик Никита Алексеев сын Зимин титулярный советник Николай Павлов сын Дружинин капитан Осип Иванов сын Декриард секунд майор Петр Алексеев сын Асеев подпорутчик Михайла Михайлов сын Рятнов коллежский секретарь Давыд Николаев сын Николаев Санктпетербургского нижнего надворного суда из 2-го департамента секретарь Данила Никитин сын Фоголов. Подлинную купчую писал Санктпетербургского верховного надворного суда 2-го департамента писец Павел Крапивин. Запрещения нет. 1794 года ноября в 13 день. Буде подлинно нет запрещения совершил по указу секретарь Иван Марков 1794 года ноября в 13 день сия купчая в том департаменте в сенате записана пошлин две тысячи девятьсот рублей взято совершил надсмотрщик Иван Давыдович. Листы подписал Санктпетербургского Верховного суда 2-го департамента секретарь Иван Инсарский. <...> 1795 года февраля 19 дня таковую подлинную купчую дому господина порутчика Алексея Емельяновича Столыпина служитель Савелий Петров к доставлению госпоже лейб гвардии Преображенского полку подпорутчице Елисавете Арсеньевой принял и расписался.
ГАПО, ф.34, оп.2, д.870, л. 2 — 3.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
В Сети есть газетные объявления о поштучных продажах крепостных и особенно беглых крепостных, охотно заимствуемые историческими сборниками, но, надо учитывать, что ни одно из этих объявлений, тем более перепечатанных в позднем сборнике, документом не является. Здесь следует быть осторожными, поскольку практика замены газетных номеров отлично известна и практиковалась чрезвычайно широко.
Пишут, что в РГАДА, Ф.615 "Крепостные книги местных учреждений 16-18 в.в.", Оп.1 купчие на крестьян попадаются регулярно. Однако наибольшее число купчих должно приходиться на 1850-1860-е годы, когда помещики были серьезно должны банкам, и именно на эти купчие – никаких ссылок.
Много купчих на крестьян ХVIII-ХIХ вв. было в коллекции ярославского архивника И. Н. Ельчанинова, но в 1918 году в его доме случился пожар, и материалы по истории края погибли.
Учитывая, что идеологический мем об отсталой крепостной России является становым хребтом всей истории страны, купчие на крепостных имеют колоссальное значение, но именно на этом месте зияет дыра, а в двух расшифровках купчих, выложенных потому, что они связаны с родней М. Ю. Лермонтова, мы видим только то, что крепостных в России не продают.

РАБЫ И КРЕПОСТНЫЕ
Пишут, что рабы на Руси слились с крепостными. Пишут так же, что закрепощение крестьян носило кабальный, то есть, долговой характер. Согласен и с тем, и с другим. Кроме того, известно, что далеко не все крестьяне на Руси попали в крепостное состояние, и порой случалось так, что рядом стояли села с крестьянами разного состояния: вольные и зависимые. Как так вышло?
Ответ в разнице между кабальным рабом и крепостным: кабальный раб, не теряя личной свободы, расплачивается и живет себе дальше, а крепостной лично уже не свободен. Те общины, что сумели вовремя расплатиться, в крепостное состояние не вошли. У нас даже есть обстоятельства, при которых это случилось: отмена Юрьева дня.

ЮРЬЕВ ДЕНЬ
Френд xenumgate предложил связать Юрьев день с латинским корнем juris (право) и понятием Судный День. Это логично. Ставшее мемом огромного значения библейское словосочетание "Судный день" вряд ли родилось на пустом месте; под ним обязана быть культурная основа. Ясно, что вора община покарает сама, но бывают споры, требующие третейского решения, например, наследственные. Для этого и нужен особо назначенный один день в году, когда общину посещает главный земельный аристократ (или главный племенной вождь, боярин) со своим судебным аппаратом.
В такой же день община, угодившая в кабальное рабство, могла подбить итоги урожая и целиком рассчитаться с внешним управляющим. Для общины это означало возвращение под власть собственного вождя, - ясно же, что не крестьяне переезжали с места на место в Юрьев день, а хозяин менялся… ну, и недаром на Сатурналии рабы имели право носить шляпу pilleus (символ гражданской свободы) и становились ровней господам. То, что нам представлено в качестве реликта языческих оргий, явно имело актуальный по-крестьянски прагматичный смысл.

ОТМЕНА ЮРЬЕВА ДНЯ
Отмена Юрьева дня – не просто царский произвол. Такая мера означает, что долги части общин перешли в категорию безнадежных: проценты по запущенной задолженности нарастают быстрее, чем урожаи. Создать такую ситуацию можно либо затяжной серией неурожаев, либо изменением правил платежей. Первое вероятнее.

РОЛЬ МОНАСТЫРЕЙ
Известно, что монастыри с античности выполняли роль ссудных контор, и в 17 веке были крупнейшими ростовщиками как в Европе, так и в России. По итогам закрепощения крестьян Русская Православная, Римская Католическая и Коптская Православная церкви располагали третью всей собственности в подконтрольных регионах. Теоретически, именно монастыри должны были загнать крестьянство в состояние невозвратного долга. Однако все интересней.
Как уже было сказано, монастыри – древний механизм регулировки численности общин, и в Африке они создавались уже на самом примитивном, еще дописьменном уровне. При этом соотношение ртов и рабочих рук у монастырских общин втрое-вчетверо выгоднее, чем в миру: монахи работают без оглядки на потомство. В результате именно в монастырях впервые в истории создаются постоянные излишки провианта.

СЛЕДСТВИЕ № 1
В силу наличия свободных ресурсов монастыри становятся естественными источниками новых технологий, в частности (и особенно) технологий длительного хранения провианта. Излишки следует сохранять, и монахи первыми научаются предохранять зерно от гнили и горения, а рыбу и мясо – солить и коптить.

СЛЕДСТВИЕ № 2
Монастыри становятся «жировой прослойкой» общества: в ситуации голода именно монастыри имеют излишний провиант и посевной материал. Когда на селе неурожай, а тем более, голод, именно монастыри позволяют городам не вымирать из-за недопоставок, а село ссужают посевным материалом.

СЛЕДСТВИЕ № 3
Монастыри становятся первыми торговыми площадками, работающими на постоянной основе. Если в одном монастыре есть лишний овес, а во втором – лишняя полба или соль, то почему бы не поменяться?

СЛЕДСТВИЕ № 4
Именно в монастырях возникает потребность в налаживании постоянных транспортных коридоров: из села в город, из одного города в другой, из своего речного бассейна в соседний. Игорь Шкурин, автор книги «Логистическая теория цивилизации» регулярно указывает на то, что монастыри, как правило, стоят в ключевых транспортных точках и отделены один от другого одним днем пути. Это и есть первые начатки общечеловеческой цивилизации.

Суммируем сказанное: монастыри выполняли целую серию важнейших для общества функций, и в истоках успеха системы лежит запрет на брачные отношения и рождение потомства. При той же низкой урожайности, держащей крестьян на грани выживания, соотношение числа ртов и рабочих рук в монастырях позволяет опережать сельские общины на целую эпоху.

МОНАСТЫРИ КАК РОСТОВЩИКИ
Ссудная лихва при длительном ипотечном кредите в норме составляет 6%, однако такие кредиты появятся лишь в середине 19 века. В античности кредиты были краткосрочными и давались, как минимум, под 12 % годовых. Здесь уместно напомнить, что денег еще нет, есть монетообразные жетоны - токены, за которыми стоят конкретные партии товара. То есть, ростовщик работает не с деньгами, а с товаром, и чаще всего, с зерновыми. Какой ссудный процент в случае с зерном и прочим провиантом является нормальным? Ответ есть – в населенности городов.
Общая численность горожан физически не может быть выше той, что может прокормить село при текущем уровне сельских технологий. Минимальную долю горожан в составе населения в целом я нашел в России в период 1825-1856 гг. – 9 %. Это означает, что в среднем, село производит продукции на 9 % больше, чем необходимо для выживания самого села. Это и есть адекватная эпохе норма прибыли на селе.
Ясно, что какая-то часть ресурсов тратилась еще и на обслуживание торговли с городом – хранение и транспортировку, и в этой ситуации 12 % лихвы по ссуде не являются чрезмерными; это, скорее, нижний порог. В рамках этих норм, скорее всего, монастыри и работали.

ОЦЕНКА УСЛОВИЙ ДЛЯ ЗАКРЕПОЩЕНИЯ
Если урожай гибнет целиком на протяжении трех лет (а такое бывало), то при 12 % роста для погашения полного трехлетнего кредита потребуется 15 лет подряд отдавать порядка 45 % от урожая. Если отдавать меньше 45 % ежегодно, долг нарастает и становится невозвратным. Однако при 9 % прибыли в среднем, отдавать 45 % село не может. 12 % напряжется и отдаст, а 45 % да еще подряд 15 лет - уже нет. Закрепощение было неизбежно.

КТО ВИНОВЕН?
Основной виновный – Катастрофа, породившая несколько серий голодных лет. Созданные человеком социальные механизмы (включая ссудные) не были рассчитаны на затяжной форс-мажор. На первом этапе христианское прощение долгов определенно сработало, но 5-7 раз повторять такую операцию немыслимо.

ВНЕШНЕЕ УПРАВЛЕНИЕ
Именно в этой ситуации три основные Церкви разом получили в управление до трети всего имущества своих регионов. Ясно, что задача № 1 в такой ситуации – экстренное снижение рождаемости, и на базе сел создаются монастыри, а не успевших жениться целыми поколениями отправляют в послушники. Других способов справиться с голодом на то время просто нет.

НОВАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ
В ситуации невозвратного долга статус крестьянских общин меняется, и возникает общественная стабильность нового типа – стабильность, в которой от 30 до 90 процентов населения лишены массы личных прав. Здесь и возникает идея об идеальном обществе – абсолютно управляемом сверху. И здесь же впервые возникает идея о сословиях как о частях общественного тела – неизменных и целиком адекватных своему положению. Кто-то – руки, а кто-то – голова, и людям кажется, что это навечно.

ДЕСЯТИНА
Именно в этой ситуации все старые долги теряют смысл в силу заведомой невозвратности, и возникает первый постоянный налог – десятина, в некоторых местах - девятина. Это те самые 9 % нормы прибыли, характерные для села той эпохи, просто теперь эти 9 % сразу принадлежат внешнему управляющему – иногда Церкви, иногда светскому сеньору. Долг, прежде бывший результатом свободного и равноправного договора, стал ярмом, которое в силу законности изначального договора скинуть нельзя.

НОВАЯ ЭЛИТА
В такой ситуации в положении элиты оказались только те сообщества, что имели опыт ссудных операций либо – ликвидные ресурсы (соль, металл, наркотики). Вся военно-племенная знать (в России это бояре), опиравшаяся на крестьянские общины, разом утратила значение и перешла на вторые роли.

НОВЫЙ ЭТАП КОНЦЕНТРАЦИИ КАПИТАЛА
Если в античности главным платежным средством был труд, то теперь таковым стали результаты труда – в виде десятины. Плюсы новой системы: ритмичность поступления платежей и заинтересованность плательщиков в повышении производительности своего труда. Это безусловный прогресс.
Именно на этом этапе города впервые получили возможность расти без оглядки на потребности села. Появился стабильный излишек – в недрах Церкви, прежде всего. Связь «город-село», принуждавшая уравновешивать произведенное, стала заметно мягче, и несельские сообщества (посреднические, прежде всего) получили возможность тратить ресурсы на собственные цели.

НОВЫЕ ЦЕЛИ
Только на этом этапе появилась возможность массово вкладывать ресурсы в другие ресурсы, например, в горное дело или наркоторговлю. Именно этим люди и занялись, и довольно быстро появился социально значимый избыток универсальных платежных эквивалентов – соли, металла, опия и т. д. Соответственно, возникла нужда во вложении этих платежных эквивалентов при том что адекватной товарной массы для этих эквивалентов не было. Наверняка сказывалось и то, что стимулирующая роль десятины себя в какой-то момент исчерпала.

ПРАВА КАК НОВЫЙ ТОВАР
Основная идея несомненно родилась в недрах ссудного капитала. Ростовщические сети, получившие контроль над многими тысячами разнородных, разбросанных по Европе объектов, управляли ими с помощью ленников – это феодальный вариант наемных управляющих. Ясно, что ленники заметную часть десятины крали. Плюс, для ссудного капитала управление производством не основная сфера; для ростовщика куда понятнее ситуация кредитования.
Так лены поступили наемным управляющим в выкуп. Обеспечением для обязательств банков служили объективно перепроизведенные, но популярные в народе платежные эквиваленты – медь, серебро, опиум. Если ленник не хотел в это ввязываться, ему легко подбирали замену.

ЮРИДИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ
Это одно из самых темных мест в истории.
Ясно одно: община так и осталась в состоянии вечного должника, навечно пораженного в правах, и я не вижу здесь нарушения логики или законов. Здесь же удобное место, чтобы разместить вторую отмену Юрьева Дня: ленник, подписавший займ с банком, становится несменяемым. И здесь же очередной удобный момент, чтобы подчеркнуть факт прикрепления к земле. Отныне крестьяне – актив, тщательно оцененный банком. Если крестьяне бегут, это ставит под вопрос выплату помещичьего кредита.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Полная история катастрофы (вариант № 3 от 29.01.2020)

Римский счет – ключ к тайне хронологии

Чай, табак и наркотики